Андрей Карпов (kulturolog_ia) wrote,
Андрей Карпов
kulturolog_ia

прот. Димитрий Смирнов - о ювенальной трагедии в Архангельской области

О трагедии читайте здесь. Суть проста: опека изъяла детей из семьи, и в детском доме  старшая 15-летняя девочка повесилась.

О. Димитрий (Смирнов)


Дорогие братья и сестры! Вчера я по телевизору смотрел сюжет, и там наши граждане говорили о том, что они «за стабильность». Но стабильность может быть, конечно, разной. Я хочу поделиться с вами тем, что меня беспокоит.

Протоиерей Димитрий Смирнов. Фото Юлии Маковейчук

Стабильно убивают русских детей. Убивали в Америке. А теперь наша служба опеки над детьми убила девочку из-под Архангельска. И что символично, это произошло в месте, где есть два города: один — Мирный, который должен быть свидетельством о том, что там живут мирные граждане, а второй — Плесецк, где у нас космодром, это военный город, откуда запускают очень мощные ракеты, которые способны принести смерть противнику.

И вот, на этом фоне повесилась пятнадцатилетняя девочка. Потому что ее отняли у мамы и поместили в детский дом. В нашей стране стабильно отбирают детей у родителей. Система опеки превратилась в карательную систему. Если мы ребенку наносим увечья, то в этом случае человек, нанесший увечья, подлежит уголовному наказанию. Душевная травма от потери родителей — гораздо более серьезная, чем увечье физическое.

И вот те люди, которые призваны к тому, чтобы опекать детей — само слово такое прекрасное «опека» — их убивают. Да, в этой системе много настоящих подвижников, но, к сожалению, в последние годы она стала вырождаться и перерождаться. Это, конечно, связано с построением стабильного капитализма в нашей стране. Деньги правят бал. Наши органы опеки стали продавать детей на Запад. Это хороший бизнес, его ежегодный оборот — десятки миллионов долларов.

Сегодня очень много людей готовы выйти на мороз — хотят власть поменять. Но в нашей стране есть более актуальные задачи, чем даже выборы самых ответственных в государстве людей. На митинг по поводу «хватит убивать детей» я бы даже вышел сам, хотя я на митингах никогда не был.

Я думаю, промыслительно, что это случай стал известным. И промыслительно то, что записали телефонный разговор с сотрудницей органов опеки, где слышно, как она смеется, когда ее спрашивают, не чувствует ли она ответственности за смерть девочки. Эти люди, конечно войдут в историю — те, кто послужили причиной этому самоубийству. И я надеюсь, что придет то время, когда все они пойдут под суд.

Мы, граждане, должны потрудиться на тем, чтобы сломать эту систему, когда без всякого суда, под разными предлогами у родителей отнимают детей. И вся огромная государственная мощь — и милиция, и прокуратура, и судебные приставы — они все наваливаются на слабые в социальном отношении семьи, на бедные семьи. Органы опеки интересуют только внешние параметры жизни маленького человека: чисто ли в комнате, есть ли апельсины в холодильнике и прочие внешние атрибуты. Они думают, что меню в детском доме, где есть апельсины, заменит ребенку мать. Это отвратительно!

Смерть этой бедной девочки должна послужить сигналом нашему обществу. Ведь большинство из нас равнодушны к произволу, и даже один из идеологов Болотной площади — я читал его стихотворение в интернете, где он глумливо смеется над погибшими во время Гражданской войны в людьми из племени тутси. Это говорит о том, что многих вовсе не интересует смерть даже миллионов, а интересует, кто какое кресло занимает в стране. И это очень печально.

Наш великий писатель Федор Михайлович Достоевский, про которого, кажется Максим Горький сказал, что он «больная наша совесть», говорил, что весь мир не стоит слезы ребенка. Можно представить, что испытывала девочка, когда ей пришла в голову идея самоубийства… И поэтому, конечно, если наше общество оставит это событие без внимания, то это будет окончательной духовной смертью.

Конечно, если даже всех от мала до велика в этой Архангельской опеке накажут, это не изменит ситуацию. Нужно радикально пересмотреть два положения.

Первое — это продажа детей за границу. Потому что именно эта продажа провоцирует те движения опеки, которые способствуют зарабатыванию денег.

Второе. Сейчас мы находимся в демографической яме, и в детских домах — дефицит детей. А бюджет детского дома зависит от количества детей. Поэтому во что бы то ни стало эти дома нужно наполнить… А ведь органы опеки не достигают целей, поставленных им государством: 90 % детей после выпуска из детского дома попадают в тюрьму. Тратятся огромные деньги для того, чтобы эти детей вырастить, сохранить, но социализируется только 10 %. В первый год по выходы из детдома 40 % воспитанников попадают в тюрьму, а потом добавляется по 10 % процентов с каждым годом. Эти цифры ужасны. Мы тратим деньги на то, чтобы дети были благополучны, а они наполняют российские тюрьмы.

Смерть невинной пятнадцатилетней девочки — это лакмусовая бумажка, которая показывает, насколько мы все душевно больны. Нас интересуют только зарплаты, пенсии, а смерть наших детей — нет. Это о чем говорит? Что мы потеряли национальный иммунитет. Если мы не исправим систему попечения о сиротах, если мы не прекратим продажу детей за границу, если мы не начнем воспитывать наших сирот так, чтобы они вырастали полноценными гражданами, а не преступниками — то тогда, как сейчас принято говорить, у нас «нет никакого будущего». Над этим стоит поразмышлять и об этом стоит помолиться.

Источник

Tags: Война с прометеями, Ювенальная юстиция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment