Андрей Карпов (kulturolog_ia) wrote,
Андрей Карпов
kulturolog_ia

Categories:

Феномен ереси в православной традиции

Автор Крапчунов Д.Е., к.филос.н., Томский политехн. ун-т  

На материале русской культуры, можно наблюдать тесную связь таких ценностных категорий как Истина, Вера, Красота, к которым часто обращаются исследователи теории культуры, и фактическим материалом подтвердить, что в контексте отечественной культурной парадигмы истинность есть проявление действительной Веры, настоящего Добра, подлинной Красоты, а не их лживых имитаций [1. С. 30, 31]. Для православного христианина сосредоточием красоты веры является «главное содержание Предания – совершение Литургии» [2. С. 116]. При этом нужно помнить, что литургия, не ограничивается стенами храма. Это общее дело (буквально с греч.) наполняет всю внебогослужебную жизнь. Каждый христианин стремится, чтобы всякий миг жизни нес на себе отпечаток божественного, «невечернего света». Именно этим стремлением обусловлено сохранение и преумножение предметов прикладного искусства и фольклорного многообразия в народной культуре, где за традиционными формами стоит глубокое христианское содержание, мистика Восточной Церкви.

Выходя из храма, в своей жизни христианин остается носителем местных национальных и культурных традиций, но при этом уже перешагнул за их грань, стал причастен «народу божьему», «новому языку». Именно в такой, несводимой к социальным, экономическим и прочим «земным» условиям, жизни христианин должен стать созерцателем и проповедником красоты Истины, проповедником того света веры, что принял в Таинстве крещения (просвещения). К принявшим крещение обращается Христос в Евангелии: «Тако да просветится свет ваш пред человеки» (Мф 5:16). «Свет, – согласно «Прогласу» Кирилла Философа, – открывает красоту и дает радость» [цит. По: 3. С. 62]. И через свет истины и святости, которая, согласно Н.Е. Выжлецовой [3. С. 64], есть первооснова древнерусской духовности, христианин призван свидетельствовать о своей вере.

Люди церкви далеко не святы, но памятование о призвании к святости, являющей божественную красоту, устойчиво присутствует в Традиции Православия: «Образ есмь неизреченныя Твоея славы, аще и язвы ношу прегрешений». [4. С. 212, 174]. Из приведенного текста явствует, что грех воспринимается как скверна, искажение образа Бога в человеке, затемнение света, получаемого при крещении. Целостное образное восприятие греха, как и мировосприятие в целом, прививается членам Церкви через покаянные молитвословия, которые они слышат в храмах и читают по домам: «подаждь ми образы Твоего спасения» [5. Л. 165].

Человек создан по образу Бога, поэтому, цель христианской жизни – обожение осуществляется через восстановление этого образа, затемненного грехом: «Аще и недостоин есмь небесе и земли… и Твой осквернив образ: но творение и создание Твое быв, не отчаеваю своего спасения окаянный…» [6. С. 199]. Таким образом, наблюдается противопоставление двух систем образов: первая – система святости, обусловленная верою. Из поколения в поколение в Традиции передается образ Христа под посредством Святого Духа, и под его воздействием христианин приближается к своему утраченному первообразу. Данный процесс обусловлен верою, которая сама воспринимается как система образов. Образу веры противостоит вторая система, которая, по сути, является антисистемой, так как есть лишь искажение, неполноценная передача первой. И связано это искажение с разрушением образа Христа в человеке, или отказом от святости как высшего идеала, к которому необходимо стремиться.

Желаемое сочетание внешнего и внутреннего, по мнению выдающегося архипастыря и знатока русской церковности ХХ в., отнюдь не является законом. Очень часто крещеный человек по тем или иным причинам не участвует, даже внешне, в жизни церкви как организации [7. С. 108]. Хотя это не закон, но рано или поздно внешнее хождение в храм из внешнего принуждения должно стать внутренней потребностью. Чаще всего бывает так, что человек начинает видеть красоту и истину веры после каких–то потрясений произошедших в его жизни. В такие моменты по–иному, по–новому начинают смотреть на окружающую действительность. Но это сегодня, когда, как верно отметила М.Г. Белова, основным стержнем культуры является стремление к успеху. Традиционной русской культуре, по ее утверждению, основанием служило стремление к идеалу [8. С. 1] и этим идеалом являлась святость как первооснова русской духовности [3. С. 62]. Несоответствие же единственной истинной вере, в том числе зрительное несоответствие вере, как образу жизни, ее красоте, отказ от стремления к идеалу, к святости есть неверие.

Фрагмент иконы Страшного суда. Раскольники, еретики, сектанты 
Раскольники, еретики, сектанты. Фрагмент иконы Страшного суда

В Традиции вера тождественна благочестию, то есть благочестивому, правильному образу жизни, они неразделимы: «Ныне благочестия светлость всем распростреся, разгоняющи лесть нечестия...» [5. Л. 143 об.]. Причем, благочестие стоит как рядоположенное понятие с православием и правоверием. Благую честь имеет тот, кто правильно верит, имеет правую веру, и это проявляется в правильном, правом славлении Бога. В связи с этим верующий правитель именовался благочестивым государем. Правитель, который был гонителем Церкви или поддерживал, благосклонно относился к ереси, – нечестивым или неверным, что с позиции верующего равнозначно.

Следует заострить внимание на том, что неверными также назывались представители иных вероисповедальных традиций, или даже инославные христиане, говорить об отсутствии веры у которых, с точки зрения логики и современных подходов в теории культуры и религиоведении никак не приходится. Если проанализировать сложившуюся систему, то обнаружится, что все категории православной религиозной традиции – дихотомичны: святость – грех; с первым связан образ Христа, со вторым – его искажение. Святость – отражение правоверия, благочестия, православия; грех являет нечестие, злославие, неверие. Затруднение возникает при построении бинарной оппозиции для веры. Вера – единственная категория, которая остается без пары. Причем, если учесть всю совокупность образов с ней связанных, то добавление отрицательного префикса как вариант простого построения в поиске антинома окажется крайне неудовлетворительным.

ЧИТАТЬ СТАТЬЮ ПОЛНОСТЬЮ>>>

Tags: Православие, Религия и атеизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments