Андрей Карпов (kulturolog_ia) wrote,
Андрей Карпов
kulturolog_ia

Categories:

Экономика и культура: характер взаимосвязей

Автор Запесоцкий А.С, д-р культурологии, проф.
 

Вопрос о взаимосвязях экономики и культуры относится к числу самых сложных и запутанных в современном знании. Дифференциация научного знания — процесс, зародившийся в момент появления науки, — зашел настолько далеко, что в научных отраслях, предметами которых являются экономика и культура, существуют на этот счет многие совершенно несовпадающие воззрения.


В системе государственного управления Россией с момента распада СССР и до последнего мирового экономического кризиса безраздельно торжествовал экономический детерминизм — своего рода вульгарная интерпретация марксистского положения о том, что бытие первично, а сознание вторично, что экономика является базисом общественного развития, а культура, идеология, духовнонравственная составляющая жизни — надстройкой, всецело определяемой базисом, полностью производной от экономики. В постсоветский период ведущим министерством в стране стало Минэкономразвития. Его роль столь велика, что именно данному министерству поручаются властью разработки проектов реформирования науки, образования и других сфер жизни отечественного социума. Формально  идеология изгнана из деятельности государственного аппарата, реально же в основу деятельности органов власти положена именно идеология экономического детерминизма. В последнее время государственная политика становится более социально ориентированной, однако заката экономического детерминизма пока не предвидится.


Вульгаризация марксистского учения неоднократно подвергалась обоснованной критике. К примеру, булгаковский профессор Преображенский из «Собачьего сердца» утверждал, что «разруха начинается в головах», имея в виду не только плохое ведение народного хозяйства неумелыми, не искушенными в управлении комиссарами. В октябре 1998 года в одной из наших университетских дискуссий академик Д. С. Лихачев заметил: «70 лет нас воспитывали в пессимизме. Ведь марксизм — это одно из самых отчаянно пессимистических учений. Материя преобладает над духом, над духовностью — одно это положение говорит о том, что материя, то есть низменное начало, первична. Но дело не только в том, что материя не является основой духовности. я верю в человека. От нас зависит, станем мы проводниками добра или не станем. Поэтому такие вопросы, как: "Что ждет нас в будущем?", не имеют смысла. Нас ждет то, что мы сделаем сами, потому что таких законов, которые бы вели нас по строго определенному пути и не давали никуда отклониться, в истории нет» [1].


В современной экономической теории влияние культуры, идеологии, нравственности (в широком смысле — «воли человека») на экономическое развитие исследуется весьма обширно. Достаточно упомянуть положения академика Леонида Абалкина о теории исторического синтеза [2] или цикл исследований группы ученых под руководством академика Олега Богомолова [3] и сказать, что ни одной Нобелевской премии по экономике в последние годы не было присуждено за «чисто» экономические работы, не учитывающие обусловленности экономических процессов социально-культурными. То есть представление о «базисе и надстройке», прочно владеющее умами наших сегодняшних российских управленцев и весьма удобное для решения отдельного класса теоретических, идеологических и практических задач (в особенности — задач по личному обогащению), является не единственно возможным и не содержит подходов к решению целого ряда острейших проблем современности.



Но если перед исследователем не «базис и надстройка», то что это? Как можно себе представить взаимосвязь и взаимообусловленность экономики и культуры? Мне представляется, что одна из попыток переосмысления традиционного для советского марксизма подхода может быть предпринята в рамках культурологии, одной из задач которой сегодня является создание обобщающей картины социальной реальности. Для культурологии наиболее широкое понимание культуры — это представление о  ней, как обо всем, что создано руками и разумом человека. В этом понимании культурой не является лишь природа. При таком подходе экономика уже не является базисом, а культура — надстройкой. Культура понимается как макросистема, в которой экономика является одной из подсистем наряду с идеологией, идейным и другими комплексами. В повестке дня — попытка осмысления экономической сферы человеческой деятельности как большого культурного комплекса в рамках культуры как системной целостности.



Картина французского художника Эдуара Мане Бар в Фоли-Бержер 

Эдуар Мане, "Бар в Фоли-Бержер", 1882


Какова конфигурация экономики как феномена культурной жизни? Как экономика связана с другими культурными комплексами? С какими, каков характер этих связей? Поиск ответов на эти вопросы в ближайшие годы, по-видимому, станет перспективнейшим направлением исследований и для экономистов, и для культурологов.

ЧИТАТЬ СТАТЬЮ ПОЛНОСТЬЮ>>>

Tags: Культура, Экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments