Андрей Карпов (kulturolog_ia) wrote,
Андрей Карпов
kulturolog_ia

Геополитическая корпорация знания

Автор Евгений Ивахненко, д.ф.н., проф.


I. Дискурс неоглобализма

Дискурсы глобализма приобрели вполне зримые черты уже во второй половине XX века. Для России, по известным причинам, эта проблема стала актуальной каких-то 10-15 лет тому назад. Однако вопрос о продвижении принудительных эпистемологических дискурсов в образовательное пространство России – это не только проблема теоретическая или
идеологическая в ее расхожей трактовке предпочтительности победы и нежелательности поражения. Эпистемологическое острие современного вызова неоглобализма нацелено на «перехват управления» сферой смыслов и понимания, а конечная цель всего процесса – демонтаж когнитивной идентичности мыслящего.

Согласно М.Фуко, под дискурсом следует понимать совокупность анонимных исторических правил, всегда определенных во времени и в пространстве, которые установили в данную эпоху и для данного социального, экономического, географического и лингвистического
пространства условия выполнения функции высказывания(1).

Другими словами, мыслящий располагает регулируемой доминирующим в той или иной лингвокультурной традиции типом рациональности. Сам тип рациональности выполняет роль матриц, которые определяют сюжетность, значение и, в конечном итоге – смысл и понимание информации о мире. Словом (и буквально – через слово), человек погружен в дискурсивную среду, которая и есть тот единственный мир, который ему дан. Язык есть образующий орган мысли. Таким образом, наше понимание окружающего мира – гласит основной тезис дискурсивного подхода — невозможно передать иначе как посредством порядка слов, и не следует уповать на то, что за кромкой слов в своей первозданной невысказанности нас дожидается еще какой-то автономный непроговариваемый смысл. Поэтому речь может идти только о языковом моменте репрезентации знания (понимания, власти, признания — смысла вообще).

Но, кроме того, дискурс формует анонимную способность мыслящего слышать (или быть услышанным) одни практики говорения, тогда как по отношению к другим — оставаться глухим (или не иметь возможности вопрошать). Блокировка одних дискурсивных практик и открытие шлюза доверия перед другими во все времена, осознанно или неосознанно, являлись целью всех тех, кто в сверхнапряжении наличных интеллектуальных сил обращался к ближнему. В первом ряду дискурс-врачевателей прочно обосновались священнослужители с их речью, обращенной к алчущим и жаждущим правды. На правом фланге этого ряда
прочно обосновались властители умов и дум всех времен и народов – сказители мифов, поэты, философы, педагоги, ученые…

Но, пожалуй, самую настойчивую и энергичную претензию на перехват управления мыслящим – продуцирование им смыслов — во все времена демонстрировала власть. Дискурсы заняли то место, которое в марксистской теории занимали труд и производство. Можно сказать, что капитал современного общества создают уже не мускульные
усилия рабочего класса, а мозг интеллектуалов. По определению того же М.Фуко, именно дискурсы «раз и навсегда подчинены власти или настроены против нее». Но, что еще более важно, изменилось устройство сетей, в которых циркулируют разговорные практики. Теперь их воздействие можно сравнить с воздействием проникающей радиации.

Уже во второй половине XX века репрезентация власти осуществляется отличным от эпохи модерна способом – через обретенное свойство капиллярности, позволяющее просачиваться и заполнять собой все социальное бытие человека. Таким образом, власть стала
обнаруживаться там, где ей, по определению, казалось бы, нет места – в самой способности человека знать что-либо, слышать кого-то (или не слышать), мыслить и говорить. По этому поводу еще Гегель замечал, что власть имеет первую победу и первое поражение в головах людей. По определению Стенли Шехтера, власть – это, когда один человек посылает
второму и третьему то, что захочет. Важно только, чтобы все трое располагали убежденностью о том, что эта власть есть. Только при соблюдении данного условия передача «того, что захочет власть», синхронизируется в мышлении субъектов. Происходит нечто напоминающее незаметную для самих носителей знания принудительную настройку, похожую на настройку приемников на определенную волну. При этом «передатчик» для облегчения выполнения своей функции производит действие генератора искажений, существенно затрудняющих трансляцию других передатчиков. В современном мире самым совершенным настройщиком, передатчиком и генератором помех одновременно выступает неоглобальный дискурс – продукт утонченной лингвокультурной стратегии Запада. Обладая свойствами капиллярности и микрофизической сегментарности, дискурсы «знания-власти» успешно просачиваются в поры всего мирового пространства – от Карибов до Урюпинска.

Итак, формула «знание-власть» позволяет заполучить оптику и тем самым лучше всмотреться в сам процесс продвижения современных неоглобальных дискурсов в университетское образование России.


ЧИТАТЬ СТАТЬЮ ПОЛНОСТЬЮ>>>

Tags: Геополитика, Образование
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments