?

Log in

No account? Create an account
Мы будем рады, если Вы посетите наш сайт http://culturolog.ru/, посвященный культуре как таковой и современной культуре в частности.

Ждём Ваших материалов (новости и статьи по тематике сайта). Присылайте их на kulturolog@narod.ru .

МИССИЯ КУЛЬТУРОЛОГА


Мы видим своей задачей организацию пространства, в котором явления культуры учитываются, оцениваются и анализируются. Систему координат для этой деятельности призвана дать картина мира, основанная на традиционных ценностях. Эту картину ещё предстоит местами дорисовать, так как многое из того, что происходит вокруг нас, с традиционными ценностями ещё никогда не соотносилось или соотносилось неправильно.

Существенное значение имеет критика современной культуры. Однако по-настоящему главное – это не выявление и оценка недолжного, хотя без этого не обойтись, а обнаружение, поддержка и пропаганда актуальных реализаций традиционных ценностей – всего того, что является доброкачественным наследованием нашей богатой и высокой культурной истории. К сожалению, в мутном потоке современных нам культурных событий порой так сложно разглядеть подлинно прекрасное и действительно чистое. А оно есть. И именно оно задаёт необходимую планку этического и эстетического мироощущения человека, без чего человек теряет человеческое достоинство и превращается в животное, и даже хуже того. У животного - здоровые инстинкты, а у забывшего о высоком человеке инстинкты искажены его концентрацией на инстинктах, то есть извращены.

Мы хотим, чтобы вокруг «Культуролога» сформировалось сообщество людей, которых заботит судьба нашей культуры. Чтобы корпус текстов «Культуролога» представлял собой серьёзную научную, культурную и общественно значимую величину. Чтобы на «Культурологе» собирались новости о событиях, поддерживающих добрые традиции и задающих доброкачественный культурный контекст.


Православная литература

В Курганском областном культурно-выставочный центре до 31 марта 2019 г. проходит выставка семейной пары из Тюмени Николая и Ирины Макаровых "Игра в четыре руки".

Ирина Макарова работает в классической женской техники инкрустации из драва. На её  «шерстяных витражах» триумф открытого, праздничного цвета. Работы художницы – окна в разные миры культурные миры. Диптих «Северное Возрождение» – привет Босху и Брейгелю и всему искусству севера Европы XVI века. Масштабный триптих «Африка» отсылает к вневременному традиционному искусству «черного континента». А в инкрустациях на «русскую тему» тон задает алый цвет – цвет средневековых книжных заставок, которые рисовали в рукописных книгах монахи; главный радостный цвет средневековой Руси.

Такэе на выставке будет представлено традиционно мужское искусство каллиграфии в исполнении Николая Макарова.

На сайте: http://culturolog.ru/content/view/3467/31/

В Белгородской галерее фотоискусства с 21 марта по 20 апреля будет проходить персональная фотовыставка московского автора Юлии Замятиной под названием «Провинциальные зарисоки».

Юлия Замятина по первому образованию инженер, по второму — фотожурналист. Училась на журфаке МГУ имени М.В. Ломоносова, закончила программу профессиональной переподготовки «Фотожурналистика». Она  ученица знаменитого фоторепортера Владимира Вяткина и замечательного педагога по фотокомпозиции — Леонида Курского.

Родилась в маленьком городе Покров Владимирской области, сейчас живет в Москве и работает фотокорреспондентом в федеральной газете «Гудок».

Область фотографических интересов Юлии Замятиной — документалистика, жизнь человека в столице и в горячо любимой провинции.
Хотя она хорошо снимает в цвете, предпочитает черно-белую фотографию за её графичность и образность. Юлия Замятина является дважды лауреатом всероссийского фотоконкурса «Best of Russia» («Лучшие фото России») в 2009 и в 2014 гг., она многократный лауреат интернет-портала Photopodium, обладатель золотой медали IPA в номинации «Дети», участник выставки «Портрет женщины» (2017, Вашингтон, США), автор персональных выставок в Москве (галерея «Измайлово») и в Орле (Краеведческий музей).

На выставке представлено около 90 жанровых фотографий, представляющих взгляд автора на жизнь человека. В них переданы эмоции, настроения, состояния, в которых каждый зритель может узнать себя. Радость и удивление, досада и восторг, гордость, задумчивость, сомнение и уверенность – все эти эмоции создают неповторимое полотно «Провинциальных зарисовок» Юлии Замятиной.

Рак мирового спорта

Сексуальная деформация - чуть ли не самая заметная нравственная патология современного мира, которая к тому же уверенно прогрессирует. Она, как лепра (проказа), разъедает плоть социума, при этом, словно рак, даёт метастазы, проявляющиеся в совершенно разных областях социальной жизни. И можно видеть, как происходит перерождение прежде здоровой ткани во что-то злокачественное. Фактически речь идёт  о том, что норма отмирает (кусками - то здесь, то там).


Дошла очередь и до спорта.  До последнего времени спорт делился на мужской и женский.  Это разделение выдержало и волну феминизма, и эпидемию толерантности. Торжествовал простой здравый смысл: если ролевые различия мужчин и женщин ещё можно списать на диктатуру культуры, то физиологические различия бросались в глаза незыблемым фактом. Мужчины как антропологический тип крупнее и сильнее женщин. Соревнуясь с женщинами, мужчина заведомо имеет лучшие шансы. Поэтому справедливо, если мужчины будут соревноваться с мужчинами, а женщины с женщинами.


Но прогрессирующая сексуальная деформация размыла эту границу. Появились спортсмены-трансгендеры. Кто такой трансгендер?  Это человек, решивший, что его физиологический пол не соответствует его внутреннему самоощущению.  В соответствии с популярной сегодня идеей свободы сексуального самоопределения женщина может объявить себя мужчиной, а мужчина - женщиной. Безумие современного мира  заключается в том, что на этом основании лицо, разочаровавшееся в своём физиологическом поле, может требовать, чтобы к нему относились как противоположному полу.  Женщина-трансгендер   претендует на отношение к себе как к мужчине, а мужчина-трансгендер хочет, чтобы в нём видели женщину.  (Тут требуется пояснение. Данное словоупотребление противоположно тому, как эти слова используются  в среде, толерантной к половым извращениям. Женщиной-трансгендером мы называем именно биологическую женщину, совершившую так называемый «гендерный переход», а не мужчину, мимикрировавшего под женщину.)


При этом дело может ограничиться лишь собственно заявлением о смене половой самоидентификации. Берётся другое имя, и «он» становится «она».  Кто-то начинает пить гормональные препараты, чтобы подавлять естественные гормоны, присущие его полу, или получать гормоны противоположного пола, которых его организм лишён.  Кто-то доходит до операции, которая, в сущности, означает стерилизацию.


Сказываются ли все надругательства над своим естеством  на антропологических характеристиках?  Нет. Человек не становится другим с точки зрения роста,  костной структуры, мышечной массы. И получается, что мужчины-трансгендеры, именуясь теперь женщинами, оказываются в выигрыше, соревнуясь с женщинами.
Таких случаев становится всё больше.  Осенью 2018 г. на мировом чемпионате по велоспринту в категории для спортсменов старше 35 лет первое место среди женщин занял мужчина-трансгендер «Рейчел» Маккиннон (Канада), переставший считать себя мужчиной в 29-летнем возрасте.  Это первый чемпион мира трансгендер.


В США спорт занимает важное место в системе образования. Престиж учебных заведений часто завязан именно на спортивные успехи. И вот одним из самых быстрых в беге среди девушек-студенток стал мужчина-трансгендер  «Сесе» Тефлер. После его перехода из мужской в женскую команду Университета Франклина Пирса (Нью-Гемпшир), последняя смогла сделать качественный рывок.


На школьном уровне есть своя история. Два года подряд два старшеклассника из штата Коннектикут (Андрая Эрвуд и Терри Миллер ) выигрывают соревнования среди девочек. В этом штате для того, чтобы получить «права» женщины достаточно просо заявить, что ты чувствуешь себя женщиной, ни смены документов,  ни приёма гормональных препаратов, ни операции для этого не требуется.


Спортивное руководство не имеет ничего против подобных результатов. Спортсменки, которые в результате проигрывают, чувствуют себя обманутыми, но громко протестовать не могут. За права биологических женщин попробовала заступиться знаменитая теннисистка Мартина Навратилова. Вероятно, она считала себя вправе высказаться, поскольку также принадлежит к той же «прогрессивной» прослойке ЛГБТ (она лесбиянка).  Навратилова назвала практику проникновения биологических мужчин в женский спорт нечестной. ЗА что была подвергнута обструкции.


Тенденция просматривается весьма чётко. Очаги сопротивления, в которых спорт сохраняет  своё деление по биологическим признакам, успешно подавляются.  Иногда - с применением политических тяжеловесов. Одна из последних новостей этой темы - запрос, поступивший от единственной женщины-мусульманки в Конгрессе США Ильхан Омар (она - член Демократической партии, избрана от штата Миннесота),  с требованием начать расследование против Ассоциации пауэрлифтинга США, поскольку та препятствует мужчинам-трансгендерам соревноваться с женщинами.


В итоге мы будем иметь полностью переродившийся спорт, в котором по-прежнему будут части, называющиеся мужским и женским спортом, но внутри всё будет перемешено и искажено.


В тех случаях, когда рак ещё поддаётся лечению, раковую опухоль вырезают. Мы не можем отсечь то, что уже поражено сексуальной патологией, от здорового спорта - мир слишком глубоко увяз в толерантности; но мы можем отсечь себя от деформированного спорта, пусть он и зовётся мировым. Можно строить параллельные мировые структуры, не допускающие деформации. В любом случае необходимо ужесточать границу, ограждая свою культуру от наползающей развращённости.

На сайте: http://culturolog.ru/content/view/3464/20/

Душевный разговор

С 19 марта по 2 апреля 2019 г. в музее «Садовое кольцо» (Москва) пройдёт выставка живописи "Душевный разговор".

Организаторами выставки выступили художники художники выставочного объединения «Мир и гармония» (МИГ).

Весна – время для душевного разговора. Природа просыпается, возрождается, возвращается из зимнего небытия. На весну всегда приходится Великий пост – особый период в жизни православного народа, называемый иногда временем духовной свободы. Достойно пройдя пост, заглянув в себя, изменившись, став ближе к Богу, человек возрождается, очищает свою душу.  Художники поделятся своим видением русских святынь, а также всем тем, что связано с православными обычаями и традициями, что дорого сердцу каждого русского человека.

На сайте: http://culturolog.ru/content/view/3462/31/

С 22 марта по 24 мая в Реставрационном центре имени Грабаря (Москва) пройдёт выставка «Женский образ в графике русских художников».

картина Александра Ивановича Вахрамеева «Подруги» 1915 г

В 2018 году Центр имени Грабаря встретил не только свой столетний юбилей, но и отпраздновал семидесятилетие реставрационной мастерской графики, редкой книги и документов на бумаге.

Значимую дату мастерская отмечает выставкой, тема которой была выбрана неслучайно: традиционно женщины занимаются реставрацией графических произведений, женщины же стояли у истоков формирования отдела и непосредственно участвовали в его становлении.

Экспозиция представляет зрителю галерею ярких и разнохарактерных женских образов — портреты утонченных девушек рубежа XIX–XX веков, женщин-тружениц советской эпохи, рисунки на тему материнства. Произведения, представленные на выставке, были отреставрированы в Центре имени Грабаря.

На сайте: http://culturolog.ru/content/view/3461/31/

Зинаида Серебрякова Автопортрет 1920-е гг.Толмачевская Наталия Ивановна Портрет оперной певицы  А. Бэр 1927



     Поддержите нас:


Автор: Андрей Карпов

Одержав победу над СССР и всем социалистическим блоком, Соединённые Штаты пришли к закономерному, но вместе с тем совершенно неверному выводу. Американцы решили, что, поскольку их глобальный конкурент устранён, только они теперь определяют глобальное будущее. Реальная ситуация оказалась гораздо сложнее.

Во-первых, иные народы, сохраняющие свою историческую субъектность и до того находившиеся как бы в тени великого противостояния Запада и стран советского блока, вышли на свет. Если раньше они могли спокойно развивать свои локальные (региональные) проекты, поскольку глобальные лидеры были заняты борьбой друг с другом, то теперь перед ними замаячила перспектива быть отформатированными в соответствии с конфигурацией, заданной мировым победителем. Не желая утраты исторического суверенитета, они стали более активны, а порою и агрессивны. Соединённые Штаты столкнулись с возрастающим сопротивлением в различных уголках мира. Защитной реакцией исламского проекта стал терроризм. Отношения с Китаем стали развиваться в направлении торговой войны. Страны-изгои, заслужившие это определение во многом стремлением отстоять свой исторический суверенитет, озаботились собственной безопасностью, которую сегодня может гарантировать, пожалуй, лишь обладание ядерным оружием. В какой-то степени Западу удалось решить проблему Ирана, однако США явно прокололись с Северной Кореей.

Второй вызов, с которым столкнулись США в результате победы возглавляемого ими блока в холодной войне, стало возникновение нового измерения борьбы за будущее. По всему главным выгодоприобретателем от поражения СССР должен быть американский народ. Это его государство стало победившей империей, практически вплотную приблизившейся к мировому господству. И, казалось, теперь ключи от будущего находятся в одних руках: именно американская нация отныне определяет общие глобальные перспективы.

Однако сосредоточение функции в одном звене повышает уязвимость системы. Отключи это звено - и функция утрачена. А ещё лучше перехватить управление ключевым элементом. Предельная концентрация функции сокращает издержки того, кто захочет замкнуть управление на себя.

И вот проявились силы, стремящиеся к полному контролю над будущим и не желающие делить его ни с одним из народов. В соответствии с их планами, народонаселение планеты должно полностью утратить свой исторический суверенитет. Чему надлежит быть, будет решать узкая группа лиц, принадлежащих к влиятельным кланам, давно переросшим границы национальных государств. Эти кланы вмешивались в глобальную политику всегда, но, будучи весьма значимым фактором, они всё же не были единственной решающей силой. Им приходилось действовать опосредованно, находясь в тени, чужими руками, подсказывая решения политикам и подбрасывая идеи народам.

Теперь же, когда остался только один центр публичной силы, они посчитали, что пришло время для окончательного оформления их господства. Они попытались прибрать к рукам США. При этом, конечно, они вдохновлялись собственными интересами, пренебрегая интересами американской нации. Американский народ почувствовал, что будущее ускользает из его рук. Недовольство вылилось в избрание Трампа президентом США. Однако схватка лишь началась, и чем она закончится, предсказать сложно. Американцы привыкли гордиться тем, что они сами создают своё будущее; сломать эту волю будет не так-то просто. Но ресурсы транснациональных кланов велики, и они уверены в своих силах.
Победители в холодной войне столкнулись и ещё с одной, третьей, пожалуй, наиболее шокировавшей их неожиданностью. Запад видел, как развалился социалистический блок, распался Советский Союз, рухнула система, пошла прахом целая цивилизация, и он вычеркнул русских из числа субъектов истории. Но русский народ, в очередной раз оставшийся на развалинах своей государственности, воли к будущему не утратил.

Не выдержала проверки временем, рассеялась и перестала держать страну социалистическая идея: горизонт материальных благ, обеспечивающий средний достаток при равном распределении, перестал манить; мотивировать самоотверженные поступки стремлением к подобной цели стало казаться странным. Если уж хотеть материальных благ, - то больше, чем у других. В этом есть своя логика, но нету правды. Сначала народ пошёл за логикой, и тут обнаружилось, что этот путь ведёт в пустоту, в которой теряются всякие смыслы, в которую обрывается душа. Русские почувствовали, что остаются без души, что-то глубокое и сущностное безвозвратно утрачивается. И в сознании русского человека зажглась красная лампочка и зазвучал тревожный сигнал. Наш народ мог потерять то, что сохранил даже в изломе революции - свой исторический стержень, то, что делает русских русскими, - национальную идею ответственности за правду на земле. Но не потерял.

Проект, победивший СССР, описывает будущее в терминах личной реализации и экономической эффективности. Личность получает всё больше опций, позволяющих формировать себя по своему вкусу. Это преподносится как свобода (да что уж там, это действительно является свободой определённого типа), а мерилом, с помощью которого оценивается результат, выступает успех (в пределе - экономический, любой другой обязательно конвертируется в деньги). Нравственные категории при этом отступают на уровень вниз: они - один из элементов, с помощью которых происходит самоопределение личности. Каждая личность проводит индивидуальные границы допустимого и приемлемого, а общество выступает в качестве пространства, в котором устанавливается некое взаимоприемлемое среднее.

Подобный подход чужд для русского человека. Для нас нравственность первична: должное не устанавливается внутри общества, оно предшествует ему. Поэтому общество, каким бы представительным оно ни было, всё равно подлежит внешней оценке: оно может быть нравственным или безнравственным. И эта характеристика важнее любого успеха. Важнее экономической эффективности. Русский народ, примерив критерии западного проекта, почувствовал, что они ему жмут. Что он не может считать правильной жизнь, где нет измерения высшей правды.

Эта правда была утрачена вместе с социализмом. Создать справедливое общество не получилось. Люди оказались хуже идеалов, вера в человека не оправдала себя. Более того, пришло понимание, что человек в принципе не может рассматриваться как надёжное основание. И тогда вспомнили о Боге. Всё то, что было отринуто, загнано в ограду культурной традиции, стало востребованным. Оказалось, что Православие, место которого в советский период занимали примитивные социальные схемы, всё же никуда не делось из русского национального сознания. Что по большому счёту и не удивительно, ведь должно было что-то питать стремление народа к социальной правде, на котором строился Советский Союз; а этим источником могло быть только Православие.

Но Божья правда взыскует каждого человека лично, и, хотя иго Христово легко, не всякий готов его понести. Социальные схемы удобны тем, что, принимая их, ты можешь предъявлять требования не себе, а другим - обществу, власти, социальным институтам. Поэтому полного замещения поиска социальной правды поиском правды Божьей в народе пока не произошло. Редукция национальной идеи пока окончательно не преодолена. Активно создаются теоретические конструкты, призванные объединить земную и Высшую правду. Предполагается, что признание существования Высшей правды может помочь в установлении справедливого распределения благ. Именно последнее мыслится конечной целью общественного устройства, то есть предлагается в качестве русской национальной идеи. То есть в серёдку закладывается желание получать.

Подобные теории обречены на провал. Не для того народ обратился к Православию, чтобы гарантировать себе имущественный достаток. Голод по правде только в первом приближении кажется реакцией социально обиженных. Чтобы быть успешным, правда не нужна. Это знание давно присутствует в поле культуры: откажись от правды, и ты скорее достигнешь имущественного благосостояния; тогда как верность правде часто приводит на путь потерь. Совместить чаяние жизненного успеха с уверенностью, что ты следуешь тому, что от тебя хочет Бог, - идея европейская; она протестантская по своей природе и на православную почву переносится плохо. Русский человек справедливо подозревает (а правильнее сказать - прозревает), что если он хочет правды, то этой правде придётся служить, отдавая свой покой, земное благополучие, а в конце концов и всего себя с потрохами. Но также он чувствует, что если уж он не встанет за правду, то, пожалуй, правда на земле и не устоит. Если русские не будут отстаивать жизнь по православному канону, то и канон повредится, и жизнь будет строиться на совсем другом, в конечном счёте - дьявольском основании.

Русскому человеку хочется, чтобы мир жил по Божьей правде. Возможно, эта формулировка ещё толком не прозвучала. Но атеизм уже отошёл в прошлое, а магия личного успеха, хотя и поманила, повела народ поначалу, всё же так и не завладела русской душой. И, пусть ещё не проговаривая это во всеуслышание, поскольку мы теперь не любим пафоса (пафос был узурпирован официозом, а мы привыкли считать, что официоз лжив), русский человек думает и действует, исходя из того, что есть абсолютный и внеположенный человеку критерий, в соответствии с которым оценивается всё сущее в мире, и мы желаем (сказать "стремимся" было бы слишком рано) ему соответствовать.

Однако возможность прилепиться к высшей правде и хоть как-то примерять её к своей жизни вовсе не гарантирована. Она возникает только в определённых условиях, при одном из сценариев возможного будущего. Потому как конкурирующие сценарии навязывают картинку, в которой никакой высшей правды нет (есть только конвенциональная правда). А значит, прежде, чем жить по правде, надо ещё побороться за будущее, в котором этой правде есть место. И, не всегда отдавая себе в этом отчёт, русские снова вступили в борьбу за право на формирование грядущей истории.

Виктор Ни

С 15 марта по 21 апреля 2019 г. в Оренбургском областном музее изобразительных искусств пройдет выставка "Виктор Ни", посвященная 85-летию художника.

Виктор Тимофеевич Ни – одно из «звездных» имен в искусстве Оренбурга 1960–1970 гг., известное любителям живописи по зональным республиканским и международным выставкам. Сейчас уже можно назвать его классиком XX века. Его работы хранятся в Русском музее, в Пермской картинной галерее и других собраниях. Но самая большая коллекция его работ собрана в Оренбургском музее изобразительных искусств.
Прекрасно владея сложнейшей техникой левкасной живописи, Виктор Ни создавал сюжетные картины, ставшие украшением лучших музеев страны. Помимо левкасов в музейной коллекции хранятся и великолепные живописные работы – пейзажи, портреты, в которых раскрывается совсем иная грань таланта художника – лиризм, тонкое чувство цвета, умение передать одухотворенность образов. Выставка напомнит о ярком художнике, рано ушедшем из жизни, и станет событием в культурной жизни Оренбурга.

С 16 марта по 18 августа 2019 г. в Третьяковской галерее (Москва) пройдёт масштабная выставка произведений Ильи Ефимовича Репина (1844–1930).

Илья Репин Автопортрет 1887

Будут показаны лучшие работы мастера, созданные с начала 1870-х по конец 1920-х годов. Экспозиция, расположенная на 3 этажах в самых крупных выставочных залах Третьяковской галереи, включит более 170 живописных полотен и более 130 графических работ. Помимо хрестоматийно известных, знакомых всем из школьной программы картин («Бурлаки на Волге», «Не ждали», «Запорожцы пишут письмо турецкому султану») для выставки отобраны малоизвестные произведения, которые станут настоящим открытием для московской публики. Важное событие –экспонирование крупноформатного полотна «Торжественное заседание Государственного совета 7 мая 1901 года…» из собрания Государственного Русского музея.

Выставка в Третьяковской галерее даст начало серии проектов, посвященных юбилею художника. Они пройдут в России и Европе (Финляндии и Франции) и дадут возможность современному зрителю познакомиться с творчеством мастера, во многом определившего пути развития русской живописи второй половины XIX – начала ХХ века.

В состав выставки включены произведения из 26 музеев России и зарубежья, а также из ряда частных собраний.

На сайте: http://culturolog.ru/content/view/3457/31/

Илья Репин Крестный ход в Курской губернии. 1881-1883Илья Репин «Не ждали». 1884–1888Илья Репин Гопак. Танец запорожских казаков. 1927Илья Репин Запорожцы пишут письмо турецкому султану. 1880-1890


Коммунизм был привнесённой идеологией, однако он вызвал резонанс в русской душе. Тут можно провести
аналогию с тем, как народное сознание находит место иноязычным словам, лишённым понятных корневых связей. Это явление называется народной этимологией.

В бельгийском городе Малин (ныне Мехелен) при соборе существовала знаменитая школа звонарей. Вышедшие из этой школы умели звонить особым, "малиновым" звоном. Но кто из русских, называя звон малиновым, вспоминает о Малине? Скорее, нам придёт на ум малина - ягода сладкая, густого, как бы вяжущего цвета - богатый простор для ассоциаций.

Народная этимология подставляет вместо исходных чужих смыслов свои. При Петре l и позднее в Россию активно переселялись европейцы, в том числе мастеровые из Германии. Мастерская по-немецки будет Werkstatt (от Werk - "труд, работа" и Statt - "место"). Русский народ подслушал, как говорится, подсмотрел оборудование, и вышло русское слово "верстак", имеющее знакомую форму на -ак (пятак, мастак, русак) и корневую перекличку с родным "верстать". Произошла семантическая адаптация.

Нечто подобное случилось и с коммунизмом. Русский народ обрёл своё национальное сознание вместе с религиозным. Вся история русского человека, как в личном, так и в социальном планах, была связана с верой. И когда эта вера оказалась утраченной, базовая религиозная матрица осталась, сама потребность иметь какую-то веру сохранилась. И русский народ воспринял коммунизм как новую религию. Впрочем, не совсем новую. Как язык подбирает знакомые смыслы под иностранное слово, так и русское религиозное сознание вычитало в коммунизме идеи всеобщей правды, высшей справедливости и жизни по совести. Всё это изначально присутствовало в православном мировоззрении, но подлинное православное мировосприятие и шире, и глубже. Поддавшись веянию времени, русский человек предельно упростил то, что носил в своей душе, отбросив всё трансцендентное и редуцировав религию до социального кодекса. Однако это же означает, что коммунизм овладел Россией, не просто соблазнив и выкрав её из исторического дома; он в какой-то степени унаследовал её, став идейным преемником русского православия. Более того, русский коммунизм можно интерпретировать как превращённую или (так будет вернее) извращённую форму православного сознания. Если поскрести русского коммуниста, легко обнаружить следы, а то и семена Православия.

Поэтому, когда русский народ отверг христианство и присягнул на верность коммунистической идее, он не потерял под ногами исторической почвы. Мировоззрение, носителем которого он являлся, деформировалось, пускай и сильно, но не рассыпалось в прах. Русские не потеряли своей исторической субъектности.
Большевистская власть оказалась в двусмысленном положении. С одной стороны, она мыслила себя как вненациональную. Для политэкономической логики категория народа избыточна. Есть государство, в нём есть классы эксплуататоров и трудящихся, - этого вполне достаточно для программирования политического поведения. К тому же новая российская власть по своему составу была многонациональной, а русские, находящиеся в ней, не очень-то ценили свою русскость. Но, с другой стороны, основным народом большевистского государства были русские, а национальное сознание за несколько лет вытравить невозможно. Следовательно, никуда не денешься, - именно управлением русским народом по преимуществу и пришлось заниматься большевикам. Это сказалось и на власти, и на народе.

Власть унаследовала имперскую матрицу. Коммунизму как таковому чуждо имперское сознание. Его идеология строится на декларации самоорганизации трудящихся. Но русский человек привык, что есть центр и что этот центр персонализирован. И коммунистическая власть могла удержаться в России, только придя в соответствие с этим национальным запросом. Аналогичным образом она оказалась перед необходимостью проводить имперскую политику.

Русский коммунизм был вынужден порвать с большевизмом. Исторически этот разрыв связан с фигурой Сталина, и мы называем возникший вариант коммунистической империи сталинизмом. Однако альтернативы подобному ходу событий не было. Вернее, то, что могло быть, не устраивало или русский народ (деградация государственности, утрата исторической субъектности), или устроителей революции (крах коммунизма, реставрация империи на монархическом основании). Получившийся результат нельзя назвать компромиссом, поскольку он стал следствием ожесточённой борьбы, но по своей сути это нечто среднее, образованное областью пересечения интересов как народа, так и новой власти. В этом отношении показателен выход на первый план концепта социализма, тогда как коммунизм практически перестаёт рассматриваться как реальная историческая перспектива. Теперь он полностью перемещается в область идеального (попытка Хрущёва достать его оттуда не вызвала ничего, кроме улыбок).
Однако влияние было обоюдным: не только власть приняла логику русского народа, но и народ оказался переформатирован усилиями новой власти. Власть чувствовала свою зависимость от национального самосознания русских и пыталась от неё уйти. Но как нейтрализовать влияние базового народа страны? Физически это невозможно, поэтому был выбран семантический путь. Новая власть решила создать себе новый народ, который бы полностью укладывался в логику коммунистической идеологии. Так возник концепт советского народа. Самыми первыми официальными документами, где использовалось это понятие, стали резолюция XVIII-го съезда ВКП(б) по докладу Жданова об изменении Устава партии и сам новый Устав. Это - 1939 год. Однако активное использование данного концепта пришлось уже на период позднего СССР. Первое развёрнутое определение советскому народу дал Хрущёв в 1961 году, выступая на XXII-м съезде КПСС с докладом о новой программе партии. Далее, уже при Брежневе, выражение "советский народ" стало расхожим идеологическим клише.

Причину такого "запаздывания" уяснить несложно: для того, чтобы понятие наполнилось конкретикой, должно было смениться несколько поколений. Люди рождались и взрослели уже в новых условиях. Предполагалось, что, встав на крыло, эти птенцы СССР будут ощущать себя, прежде всего, советскими людьми, а не представителями той или иной национальности. В какой-то степени так и было. Однако, как показала дальнейшая история, глубина преобразования национального сознания у разных народов оказалось различной. Сильнее всего процесс затронул русский народ.

Этого следовало ожидать, ведь именно русское самосознание было основной проблемой для новой власти. Воля русского народа к сохранению исторического суверенитета отклоняла действия власти от следования чистой теории. У других народов СССР такого исторического потенциала не было. И концепт советского народа возник как инструмент купирования, прежде всего, русского самосознания. И он сработал: русские в своей массе стали осознавать себя советскими людьми. Но вот с другими национальностями всё оказалось не так однозначно.

Государственным языком в СССР был русский. За языком всегда стоит культура, а за культурой - история. Советской власти пришлось стать распорядителем именно русского наследства. Делая из русских людей советских, она неизбежно делала из советского русское. Представители других народов в полной мере усваивали советское сознание тогда, когда, так или иначе, связывали свою судьбу с русскими: выходили замуж за русских мужчин, женились на русских женщинах, учились в центральных российских ВУЗах, входили в интернациональные команды, решающие государственные задачи (партийные и государственные органы, офицерский корпус и т.д.). Чем дальше человек был от магистральных каналов, по которым шла энергия государственного строительства (а она всегда шла из России в национальную периферию), тем больше национальное превалировало над советским.

Таким образом, по факту советский народ стал расширенной реализацией русского народа, включив в себя не только русских, но и людей других национальностей, которые были готовы разделить с русскими их историческую судьбу. Структурно советский народ как превращённая форма русского народа соответствовал советскому государству как превращённой форме русской империи.

kulturolog_ia
Андрей Карпов
КУЛЬТУРОЛОГ
March 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Метки

Сообщества

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Kenn Wislander