?

Log in

Мы будем рады, если Вы посетите наш сайт http://culturolog.ru/, посвященный культуре как таковой и современной культуре в частности.

Ждём Ваших материалов (новости и статьи по тематике сайта). Присылайте их на kulturolog@narod.ru .

МИССИЯ КУЛЬТУРОЛОГА


Мы видим своей задачей организацию пространства, в котором явления культуры учитываются, оцениваются и анализируются. Систему координат для этой деятельности призвана дать картина мира, основанная на традиционных ценностях. Эту картину ещё предстоит местами дорисовать, так как многое из того, что происходит вокруг нас, с традиционными ценностями ещё никогда не соотносилось или соотносилось неправильно.

Существенное значение имеет критика современной культуры. Однако по-настоящему главное – это не выявление и оценка недолжного, хотя без этого не обойтись, а обнаружение, поддержка и пропаганда актуальных реализаций традиционных ценностей – всего того, что является доброкачественным наследованием нашей богатой и высокой культурной истории. К сожалению, в мутном потоке современных нам культурных событий порой так сложно разглядеть подлинно прекрасное и действительно чистое. А оно есть. И именно оно задаёт необходимую планку этического и эстетического мироощущения человека, без чего человек теряет человеческое достоинство и превращается в животное, и даже хуже того. У животного - здоровые инстинкты, а у забывшего о высоком человеке инстинкты искажены его концентрацией на инстинктах, то есть извращены.

Мы хотим, чтобы вокруг «Культуролога» сформировалось сообщество людей, которых заботит судьба нашей культуры. Чтобы корпус текстов «Культуролога» представлял собой серьёзную научную, культурную и общественно значимую величину. Чтобы на «Культурологе» собирались новости о событиях, поддерживающих добрые традиции и задающих доброкачественный культурный контекст.


Православная литература

С 1 октября по 18 декабря 2016 года в Ярославском художественном музее пройдёт выставка "Илья Ефимович Репин и ученики".

Человек, своим творчеством повлиявший на целую эпоху в русской культуре, каждая картина которого вызывала острые споры, обсуждалась общественностью и критиками. Труженик, начавший свой путь помощником иконописца в далеком провинциальном Чугуеве, добился профессионального признания и стал академиком живописи. Работы художника, ставшие хрестоматийными и известными всем россиянам с детства, заслонили большую часть творчества мастера. Репин как иллюстратор, гравер, акварелист менее известен.

Этот проект очень важен для Ярославского художественного музея, его осуществление стало возможным при участии региональных музеев Центральной России. Для каждого из них живописные портреты кисти Репина являются особо ценными экспонатами, редко покидают выставочные залы.

В историю русской живописи И. Е. Репин вошел как мастер исторического жанра, одно из произведений этого направления на выставке – работа, написанная во время обучения в Академии художеств, «Борис Годунов у Ивана Грозного».

Открытием для зрителя станут полотна Репина на евангельские сюжеты. На протяжении всей жизни художник обращался к религиозным темам, но эти произведения не получили широкую известность.

Помимо живописи представлена графика Ильи Ефимовича. Выставка – единственная возможность познакомиться с этой стороной его творчества. Отдельный раздел экспозиции посвящен гравюрам с наиболее популярных работ И. Е. Репина. Лучшие мастера своего времени гравировали «Бурлаков на Волге», «Запорожцев», «Не ждали», что свидетельствует о большом интересе современников к этим картинам.

Много лет Илья Ефимович посвятил преподаванию в Академии художеств и в студии М. К. Тенишевой. У Репина было около двухсот учеников. Со многими из них у художника сложились дружеские взаимоотношения, он всегда старался помочь молодым художникам не только советом, но и материально: помогал получать заказы, ученики часто жили в его доме.

На выставке музей представляет произведения Валентина Серова, с детства воспитывавшегося в семье Репиных, Бориса Кустодиева и Ивана Куликова, избранных мастером для помощи в написании полотна «Юбилейное заседание Государственного совета», Исаака Бродского, которого Репин спас от отчисления из Академии художеств за революционную деятельность, Дмитрия Кардовского, работавшего помощником в мастерской Ильи Ефимовича. Репин никогда не требовал от учеников слепого подражания, напротив, помогал в выработке собственного художественного языка, что и демонстрируют представленные на выставке работы.

Источник

Все новости>>>

Слушая тишину...

С 1 по 31 октября 2016 г. в Выставочном центре "Эрмитаж-Выборг" (г.Выборг Ленинградской области) пройдёт выставка работ художников Ильи Пьянкова и Елены Прудниковой "Слушая тишину...".

Пространство картин Ильи Пьянкова всегда антропоморфно, даже если человека в нем непосредственно нет. Разве что появится силуэт на фоне освещенного окна; или тень, отбрасываемая стоящей в окне фигурой ляжет на противоположную глухую стену. Но фактуры и текстуры окружающего мира, тонко подмеченные художником в ночной или предрассветной дымке, хранят следы организующего воздействия человека. Освещенное окно, в темноте горящее на фасаде здания, зажженный ночной фонарь, огни над водой, – все они своим теплым неровным свечением озаряют картины и заставляют вспомнить: «если звезды зажигают – значит – это кому-нибудь нужно…». Человек освещает мир вокруг себя, он есть свет, или причастен к свету. И в этом смысле живопись Ильи Пьянкова может быть названа светописью.

Местом, в котором произошло непосредственное сближение творческого пути Ильи Пьянкова и Елены Прудниковой, стала мастерская станковой живописи Института им. Репина под руководством С. Д. Кичко и В. В. Загонека, обладающая своей уникальной стилистикой и, что более значимо, прививающая своим выпускникам уверенность в значимости деятельности художника для нашего времени.

По-своему предначертанным оказался творческий путь Елены Прудниковой, что связано с определяющей ролью отца – читинского художника Сергея Ермолаевича Прудникова, – с его ярким и своеобразным творчеством и трагичной верой в осмысленность и оправданность жизни ради искусства. Образы людей искусства, целостный и самодостаточный мир художественной мастерской, – сквозные темы С. Е. Прудникова были по-своему приняты и продолжены его дочерью Еленой. Портреты отца, к которым она периодически возвращается и в живописи, и в графических техниках, являются не только данью памяти, но и продолжающимся диалогом, попыткой понять и осознать импульсы его жизни и творчества. Этот диалог формирует устойчивую основу ее искусства.

Особое качество творчества художницы – пластичность, развитая интуиция, способность выходить за границы себя, своего видения, чтобы разглядеть другого; интерес к своим моделям, к изображаемым обстоятельствам, но при этом ясные внутренние критерии, потребность возвращаться к собственным базовым ценностям. В этом контексте характерна одна из последних ее работ – картина-автопортрет «Новая или Белый квадрат»: Елена спиной к зрителю, перед пустым холстом, за которым в геометрических структурах стеллажей и колористической перекличке предметов из мастерской размещен автопортрет в венке из полевых цветов. Здесь темой картины становится круговорот жизни и творчества, его цикличность и принципиальная незавершенность, каждый раз предполагающая возможность нового начала.

Источник

Все новости>>>

В Тульском областном художественном музее с 29 сентября по 25 декабря 2016 г. пройдёт выставка произведений Н.А. Ярошенко – одного из ярчайших представителей передвижников, автора знаменитых картин «Кочегар» (1878, ГТГ), «Студент» (1881, ГТГ), «Всюду жизнь» (1888, ГТГ). Портреты близких художнику людей, горные пейзажи и знаменитая «Курсистка» включены в состав выставки из собрания Калужского музея изобразительных искусств.

Картина Н. А. Ярошенко «Курсистка», написанная в 1883 году и показанная на 11-й передвижной выставке, произвела на современников неоднозначное впечатление, породив волну критики. Одни видели в девушке-курсистке портрет-тип, собирательный образ передовой студенческой молодежи 1880-х годов, решительный и упрямый в своем желании учиться и менять жизнь, и воплощавший, по словам Глеба Успенского «новый, народившийся, небывалый и светлый образ человеческий».

Другие же, выступавшие против женского образования и вообще против равноправия, называли картину «дурно написанным этюдом», а юную героиню «антипатичной девицей с выпученными глазами».

Время все расставило на свои места: образы своих современников, мастерски написанные Н. А. Ярошенко и поднятые им до широкого типического обобщения, вошли в золотой фонд национальной живописи.

Источник

Все новости>>>

Человек как традиция

Автор В.А. Кутырев, д-р философ.н., проф.
К началу ХХI века человечество "догадалось" о своей смертности. В целом, как рода. И множество людей, особенно в сфере науки стали мечтать о бессмертии:  не в Боге и  на небесах,  как было веками, а техническом, на Земле.

Посредством новаций-инноваций. Путем перехода на «кремниевую основу», в «виртуальные реальности», «жить в интернете», «стать гомутером», «голограммой» и т.п. Небольшое размышление, если оно  честное и сколько-нибудь глубокое,  показывает, что это  –  иллюзии. Став «бессмертным», человек перестанет быть самим собой. Потеряет идентичность живого. Бессмертие будет, но  «Иного».  Аватаров, роботов, матрицы …

Хорошо бы эти новационные, простирающиеся вплоть до создания био или кремниевых имитаторов  человека планы и  тенденции опровергнуть, остановить,  отвергнуть. Но,  увы, процесс создания  аналога человека, его «самозамены» симулякром,  сначала «по частям», отдельных органов (почти все в той или иной степени воспроизводятся), а в  последнее время и как целого, набирает обороты. То и дело объявляют о новых версиях человекоподобных роботов (последняя модель показана   в Америке под именем «Frank» –  циничный намек на когда-то пугавшего всех  Франкенштейна). Туда же, как известно, устремилась и  Россия: предлагается считать целью всего общества,  его «национальной идеей»  создание  аналога человека. Так называемая доктрина «Бессмертие – 2045». И не только предлагается, под нее собирают  деньги, созываются научные конференции,  идут  работы в лабораториях, ведется пропаганда преимуществ будущего «трансхъюмана» –  бездумно и с восторгом. Ряды энтузиастов постчеловеческого  трансгуманизма быстро растут, поток сообщений о  достижениях в симуляции  функций человека превращается в девятый вал.

В рядах «классических гуманистов» смятение и неопределенность, сомнения и дискуссии. Решается задача:  как признавая  трансгуманизм, одновременно остаться гуманистами. Эта проблема  стоит перед теми,    кто   колеблется, однако,  мысля  ответственно,  не готов «просто так» и «сразу»  отбросить  идеалы человечества[1].    В отличие от легкомысленных и  коньюктурных,  которые их или никогда не знали,  или отрекаются, для чего готовы   грубо  искажать и порочат:  «Ни одно преступление не совершалось без примеси каких-то гуманистических ценностей, идеалов. И чем крупнее преступление, чем больше его масштаб (и война, естественно, является таким преступлением), тем больше и значимее этот гуманистический посыл, который содержится внутри тех, кто совершает это преступление, или тех, кто развязывает войну. Любые гуманистические обобщения, любые гуманистические декларации, лозунги, транспаранты всегда склеиваются с помощью крови[2]. А спасет  мир и принесет всем счастье, по мнению автора,  отказ от гуманизма как идеологии возвышения человека в пользу трансгуманизма как идеологии того, что будет после него. И лучше него.

В академических текстах не принято давать жесткие оценки, но иногда, по-видимому, надо. Это, конечно,  бред, но он симптоматичен как  показатель того, что уже стало возможным городить про людей и их духовные ценности. По  всему чувствуется, что, пусть смягченные, но  похожие взгляды на гуманизм будут распространяться все шире и его  «сдадут» в самое ближайшее время. Сдадут человека.  Ибо: 1) под трансгуманизмом имеется в виду не преодоление  гуманизма как доктрины эпохи Возрождения, поставившей на место Бога человека, а преодоление самого человека какHomo sapiens. Трансгуманизм, говоря точнее,   есть  трансгомонизм, или,  говоря благозвучнее,  трангоманизм; 2) продолжая мыслить в парадигме универсального эволюционизма, которая  стоит на вооружении современной науки и обслуживающей ее философии,  этого нельзя не сделать. «Снятие» живого человека  искусственным конструктом, киборгом и т.п.  является логическим следствием, неизбежным  этапом  дальнейшего  технологического прогресса,  если смотреть на него как на   однонаправленный к какой-то  цели процесс.  Человек вовсе не ко(ве)нец непрерывного эволюционного развития.   Им может  быть и  что-то другое. (Или же надо мыслить бытие без  ве(ко)нца).
kazuhiko nakamura

Казухико Накамура "Automaton", 2006
Замена человеком самого себя,    скорее всего,   будет происходить под  каким-нибудь соусом, прикрытием, новым именем, которое сейчас усиленно ищут.  «Имя ожидаемого результата эволюции очень и очень важно. Постчеловечность ассоциируется с бесчеловечностью, постчеловек – с нелюдью. Названия «киборг» или «биоробот» также не являются подходящими, поскольку изначально соответствующие устройства предназначаются для того, чтобы выполнять волю человека, а их выход из подчинения  рассматривается как катастрофа.  Между тем, название«техночеловек» как синоним и обозначение новой стадии эволюции«человека технологизирующегося» не только лучше характеризует существующую направленность эволюции, но и больше подходит для создания положительного ценностно-эмоционального контекста, столь необходимого для формирования мировоззренческой программы технобиоразвития»[3].  Мировоззрение нужно для программы технобиоразвития, а не человека!  Сможет ли исполнить   эту роль гуманизм?

Полный текст статьи - по ссылке: http://culturolog.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=2380&Itemid=5

В Удмуртском республиканском музее изобразительных искусств (г. Ижевск) до 19 октяюря 2016 г. проходит выставка "Золотой век иллюстрации. Книжная графика из фондов УРМИИ".

Первая часть экспозиции посвящена истории книжной иллюстрации в России. Это замечательная коллекция работ классиков жанра, среди них – теоретик искусства и выдающийся график В. А. Фаворский, 130-летний юбилей которого отмечает в этом году творческая общественность России А также Е. А. Кибрик, Т. А. Маврина, С. В. Герасимов, Е. М. Рудаков и другие.
Гордостью коллекции являются иллюстрации А. Е. Лопухина к произведению О. Уайльда «Баллада Рэдингской тюрьмы», серия ксилографий В. А. Фаворского к «Слову о полку Игореве», иллюстрации выдающегося художников советской эпохи академика С. В. Герасимова, линогравюры Д. С. Бисти , известнейшие офорты екатеринбургского графика В. М. Воловича.
В экспозиции широко представлены произведения классиков советской книжной графики середины XX века, которые по праву можно назвать золотым веком советской иллюстрации.
Вторая часть выставки представляет иллюстрации российских и удмуртских авторов: С. Н. Архипов Е. М. Рачёв, Ю. А. Васнецов, А. М. Каневский, М. Г. Гарипов, И. Н. Нурмухаметов к русским, удмуртским, чувашским народным сказкам.

С 15 сентября по 9 октября 2016 года в Altmans Gallery проходит выставка "Художник рисует фильм. Ярбусова и Норштейн", приуроченная к 75-летию знаменитого мультипликатора Юрия Норштейна, автора знаменитого анимационного фильма "Ежик в тумане".

Смог ли бы он достичь созданного, не будь рядом с ним Франчески Ярбусовой – художника его фильмов, его жены, его друга? Она – не только полноправный соавтор:  Юра и Франческа просто неразделимы в творчестве, как и в жизни. Ярбусова знает и умеет то, что не дано даже щедро одаренному Норштейну. Ее художественный дар отмечен той чувственной целостностью  мировосприятия, которым природа награждает только мудрых и добрых женщин. Юрий Борисович признается: «Франя –  фея, волшебница». Там, где волшебство, критический анализ бесполезен: чудо надо просто признать. И убедиться по результатам, что волшебство Ярбусовой и Норштейна глубинно связано с одушевлением - вовсе  не только рисованного, но и реального мира.

Фильмы Юрия Норштейна награждены многочисленными международными премиями. В 1984 г. в Лос-Анджелесе (США) фильм "Сказка сказок" признан лучшим фильмом всех времен и народов, а в июне 2002 года Загребский фестиваль анимации опубликовал результаты международного четырехлетнего опроса киноведов: "Лучший анимационный фильм всех времен "Сказка сказок". В 2003 г. в Токио (Япония) фильм "Ежик в тумане" признан лучшим фильмом всех времен и народов, вторым назван фильм "Сказка сказок".

Дети воспринимают Ежика в тумане как историю Спасения маленького и слабого Существа кем-то, кого Ежик даже не видел. Наши искушенные зрители видят в Ежике идеальный портрет «шестидесятника» и пересматривают фильм как социально-психологическую притчу о советской интеллигенции с ее страхами, иллюзиями и надеждами. Американские профессора говорили о нем как о классически ясном проявлении российского идеализма. А японские студенты спрашивали, каким образом московским аниматорам удалось найти кинематографическое воплощение философии даосизма.


Для детей Цапля и Журавль -  сказка про наказанных упрямцев, для взрослых - «чеховская» драма Гордыни и Одиночества. В Сказке сказок - в самой ткани фильма, в его звукозрительной драматургии - неразрывны воспоминания о военном детстве в Марьиной Роще, подлинные треугольники солдатских писем с фронта и Серенький Волчок из народной колыбельной, наивная чувственность довоенного патефонного танго и созерцательная мудрость камерного Баха, фотофазы дождевых капель, слезой стекающих с древесного листа в поминальный граненый стакан с водкой, и воображаемая Вечность, в которой, в свою очередь, переплетены античные мифологические мотивы - с деталями из нашей современности, грудь микеланджеловской Ночи - с образами Пикассо, зарисовки бытового уклада семьи Рыбака - с ласково-ироничными вариациями образов Вдохновенного Поэта, Кроткого Быка, Меланхолично-Своевольного Кота, Бессмертной Рыбы…

И при всем том - ни малейших примет эклектики! Все пронизано единым духом и переплавлено в целостный мир фильма-шара, который свободно вращается перед зрителем по прихотливым законам памяти и фантазии Автора…

В экспозицию выставки в Altmans Gallery включены работы из цикла, посвященного мультипликационным фильмам «Ежик в тумане», «Сказка сказок», «Цапля и журавль», «Шинель». В ходе выставки посетители узнают, как появились любимые герои: Ежик, Медведь, Лошадь, Волчок и другие. В ходе выставки можно будет увидеть рабочие наброски и раскадровки к фильмам.  На протяжении месяца в Altmans Gallery будут выставлены эскизы и макеты, которые воссоздают любимые и такие знакомые кадры фильмов. Кроме того, в рамках выставки все желающие смогут приобрести авторские жикле с подписью художника, сувениры, а также книгу «Ежик в тумане» с эскизами автора и, конечно, знаменитую книгу Юрия Норштейна «Снег на траве».

«Режиссер переводит будущий фильм на уровень простого знаменателя,  художник от него должен вырастить свои цветы. Франческа составляет изображение, как лекарственный сбор. Кинокадр настаивался, как домашняя наливка. Здесь должно быть царапанное, а здесь — мягкое.  А здесь — гиперреальное, капля дождя на тонкой ветке, а в этом фрагменте чтобы была ночь и чтобы пахло каким-то темно-синим и чтобы ночь растворялась.  А вот здесь, у крыльца,  должны расти такие цветы, которые дадут запах ночи.  Какой-то другой художник может идеально рисовать цветы, максимально точно и со всеми подробностями, а все равно запаха не будет.  По поводу Франчески я всегда цитирую строки из шекспировского "Венецианского купца": "В такую ночь Медея шла в полях, сбирая травы волшебные, чтоб юность возвратить Язону старику...", - отмечает Юрий Норштейн.

Источник

На сайте: http://culturolog.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=2565&Itemid=31

Ежик у дерева Встреча Ежика с Филином Ежик на рыбе и мотылькиФилин идет за Ежиком Ежик с листом и улиткой

Метки:

Автор Константин Фрумкин
Автор «Верую!» как известно, был классиком советской детской литературы, известный своим хрестоматийным рассказом «Честное слово», а также соавторством в «Республике ШКИД». Но сверх того, как оказалось он был православным верующим, всю жизнь скрывал свою религиозность, всю жизнь жил двойной жизнью, и, наконец, выплеснул все что он думал о положении верующего человека при советской власти в этих подпольных записях.

Леонид ПантелеевЖанр книги определен как «автобиографическая повесть», но это совсем не точно, «Верую!»- совершенно бесструктурное, хаотичное повествование, записки, сцепленные друг другу просто по принципу случайных ассоциаций, однако объединенные вполне определенной темой — религиозность и ситуация религиозного человека в атеистическом государстве. Прежде всего, это рассказ о двойственности, к которой приговорен  недостаточно мужественный и недостаточно готовы жертвовать собой верующий человек- эта двойственность предопределяется одной строкой советской конституцией, которую Пантелеев постоянно цитирует: исповедовать религию в СССР можно, но пропагандировать — нельзя. В итоге, Пантелеев, не маскируя особенно свои походы в церковь,  все-таки опасается слежки, и ведет себя предельно осмотрительно- чтобы не дай Бог не быть заподозренным в попытке проповеди. Даже собственной дочери он старается ничего не говорить о религии, опасаясь что его лишат родительских прав - при Хрущеве такое бывало, и хотя кажется лишали только сектантов, но в таком вопросе  лучше подстраховаться. В итоге , когда приходит время говорить с дочерью-подростком о религии, у той начинается «раздвоение идентичности» и несчастный отец именно в этом видит причины того, что дочь попадает в психиатрическую больницу - хотя официальный диагноз был - нейроинфекция, последствия гриппа, вряд ли действительно был виноваты религиозные терзания. Но раздвоенность везде: вот Пантелеев идет в Смольный получать очередной орден, говорит там о заслугах детской литературы- а после церемонии идет молиться в Никольский собор чтобы «очиститься».

Важнейшая тема «Верую» - тайная религиозность советских писателей. Тут конечно знак эпохи — когда литература казалось самым важным что есть на свете, (литература- «святая святых», «высший плод нового строя» по выражению предсмертного письма Фадеева), и биографии писателей сами становились предметом священной схоластики. Пантелеев   дотошно выясняет, кто из известных писателей подпольно оставался православным- оказывается большинство обэриутов, и Шварц, и Введенский, точно - Татьяна Габбе, и скорее всего также Маршак- о религиозности Маршака Пантелеев специально вступает в частную полемику с отрицавшим  ее  Бенедиктом Сарновым.

Пытаясь ответить на вопрос, зачем вообще нужна религия, Пантелев разделяет три ее стороны -  моральную, обрядовую и мистическую, и самой важной для себя признает последнюю — понимать же ее надо в том смысле, что тебя буквально «накрывает» во время богослужения- так что мистическая сторона веры  оказывается неотделимой от обрядовой. Именно необходимость богослужения как «пускового крючка» мистических переживаний заставляет православного Пантелева предпочитать католическую религию протестантской- без пышной службы плохо «накрывает», хотя в принципе Пантелеев склоне к экуменизму и даже в масштабах не только христианства, но всех авраамистических религий. То есть, к точки зрения современной церковной политики Пантлелеев совершенно неправильный христианин, он — вопреки тому, что тема эта в момент написания книги, то есть в 1978-79 гг была совершенно неактуальной, начинает горячо протестовать против того, чтобы церкви когда-нибудь вернули возможность принуждать к вере с помощью государственного насилия. А поскольку в окружающей его жизни примеров «господствующей церкви» нет, автор начинает апеллировать к примеру Ирана, где как раз только что произошла Исламская революция- Иран становится для Пантелеева постоянно поминаемым примером того, к сколь ужасным последствиям может привести превращение религии в государственную идеологию. Пантелеев настаивает на религиозной свободе, на исключительной добровольности возвращения в церковь, и при этом  ратует за демократизацию самой церкви и активизацию жизни приходов- мысли актуальные сейчас более чем в момент написания, но столь же, как и тогда, утопичные.

При всем том Пантелеев не мыслит религиозность без церкви и именно поэтому постоянно начинает полемизировать с толстовством — однако, информации о последнем у него кажется совсем нет, о знакомстве с поздними религиозно-философскими трудами Толстого, кроме пресловутой главы в романе «Воскресение» Пантелеев ничего не сообщает, и поэтому почему-то считает, что суть толстовства сводится к вражде с церковью и вне этого полемического задора толстовству «нечего делать». От предполагаемых нападок Толстого Пантелев защищает церковь очень странно — он пишет: «Мало ли какие еще в нашей жзни условности, те же имена или обычай здороваться». Пантелев видимо просто не знает, что Толстой как раз обрушивается на могие условности повседневного бытия, и на этом фоне отрицание церкви становится даже не самой важной для него темой (он ведь еще отрицал искусство, собственность, насилие и государство). Однако, в этом странном аргументе Пантелеева видимо проявляется  отношение к церкви как инструменту, доставляющему мистические переживания хорошему , может быть в текущих условиях незаменимому инструменту, и но все-таки не более, чем инструменту.

И конечно Пантелеев «кусает» либеральную интеллигенцию — любопытно, что это словосочетание видимо широко употреблялось уже в конце 1970-х годов. Сказанное о ней  чрезвычайно путанно, но сама путанность весьма любопытна. «Либеральная интеллигенция» рассматривается как преемник дореволюционной «интеллигенции» в веховско-бердяевском смысле термина хотя та интеллигенция была больше не либеральной, а социалистической. Она попрекается прежде всего за безбожие. Она же обвиняется в «вялости», «историческом банкротстве» , в том что она «допустила то, произошло». И при этом «либеральная интеллигенция» противопоставляется некой «другой интеллигенции», «в основном потомственной», но также «новой формируемой главным образом из крестьян» - и ладно бы, если бы это было противопоставление безбожников и верующих, но и «другая интеллигенция», признает Пантелеев, часто бывает во власти атеистической пропаганды так что виимо это противопоставление «либеральной» и «нелиберальной» интеллигенции в духе социологических интуиций тогдашних писателей-деревенщиков. Впрочем для Пантелеева, переживающего прежде всего давление советской власти на рядовых верующих, это вопрос скорее второстепенный.

Стоит также добавить, что по свидетельству Пантелева, эти записки он начал писать исключительно под влиянием произведений Солженицына, таких как «Пасхальный крестный ход» по мнению Пантелева, заслуги Солженицына огромны, он вернул тему религии в русскую литературу - и тем самым, не мало не много, начал в стране религиозное возрождение.

http://culturolog.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=2370&Itemid=8

Саранча на столе

В романе Юлии Вознесенской «Паломничество Ланселота»  сцена заседания мирового правительства, возглавляемого антихристом, начинается с обсуждения проблемы саранчи. Саранча, продвигаясь на север, уничтожает посевы и несёт с собой голод. Чиновник из министерства продовольствия предлагает решение: саранчу собирать и перерабатывать в продовольствие, реализуя в сушёном, копчёном, маринованном и прочих видах. Ценный белковый продукт. «Вкус отвратительный, но количество протеинов отменное», - характеризует свою находку персонаж-чиновник.

С ним не согласны реально существующие учёные. Насекомых вполне можно есть. Как было сказано в одном интервью, которое  дал Олег Бородин, возглавляющий Научно-практический центр по биоресурсам белорусской академии наук, «многие правильно приготовленные виды насекомых содержат не просто много белка и мало жира, но и несут в себе множество редких и полезных элементов». Насекомых, кстати, можно не только напрямую скармливать человеку, но и кормить ими скот. Такие эксперименты велись, и Бородин отмечает, что эффект оказался весьма положительным. (Тот самый персонаж-чиновник у Юлии Вознесенской, конечно же, не забыл и о таком использовании саранчи: из неё предлагалось делать кормовую муку).

Мауриц Эшер Кузнечик

Мариуц Эшер "Кузнечик", 1935

Перспективы употребления насекомых в пищу широкими массами Олег Бородин оценивает скептически: основная проблема лежит в психологической плоскости. «Этот барьер поломать сложно, да и нет необходимости». Но это – в Белоруссии. Просвещённая Европа оказывается в этом отношении более передовой. С осени 2014 г. в Бельгииначалась продажа пищевых продуктов из насекомых. Бельгийское агентство по безопасности продовольственной сети признало пригодными в пищу десять видов насекомых, в том числе кузнечиков и гусениц. Реализацию подобного продукта осуществляет сеть супермаркетов Delhaize. А в августе 2016 года бельгийский телеканал RTBF опубликовал результаты исследования, из которых следует, что четверо из десяти бельгийцев реально готовы употреблять насекомых в пищу. Процесс идёт.

На сегодня съедобными признаны около 1400 видов насекомых. Главным их достоинством является быстрый набор пищевой массы, для которой требуется минимум производственной площади.  Нас приучают к мысли, что мяса на всех не хватит, а вот насекомых хватит на всех. ООН прогнозирует, что к 2050 году на Земле будет жить девять миллиардов человек.  «Придет день, когда «Биг Мак» будет стоить 120 евро, а «Жук Мак» – 12 евро, и люди станут есть больше насекомых, чем мяса», - заявил исследователь Арнольд Ван Хьюис из Университета Вагенингена (Голландия). То, что можно не есть ни то, ни другое, и даже вообще не ходить в «Макдональдс», ему почему-то в голову не пришло. Зеленые добавляют к плюсам насекомых и то, что их разведение не способствует развитию парникового эффекта, а вот поголовье крупного рогатого скота свой вклад в потепление вносит (правда, исследователи до сих пор спорят, насколько он действительно имеет значение).

Будет ли население Земли расти и впредь – на самом деле вопрос. Мы видим, что многие регионы уже вымирают. Эгоистическое мировосприятие, насаждаемое современной цивилизацией, не оставляет места многочисленному потомству, в которое надо вкладываться. Но очевидно другое: стоит внедрить пищу «из саранчи» в массы, и мясо действительно резко вырастет в цене, превратившись в продукт не для многих. Его просто не будут производить, ведь разводить насекомых гораздо проще, чем скот. Сейчас производитель вынужден вкладываться в длительный цикл мясного производства, потому что у него нет альтернативы: массовая потребность в мясе по-прежнему существует.

Не стоит переоценивать заботу о человечестве, которую проявляют невидимые дирижёры, загодя насаждающие спрос на пищу из насекомых. Или, скажем, внедряющие в массы идеологию веганства. Боюсь, их интерес вовсе не в том, чтобы люди не голодали. В конце концов, есть мясо каждый день вредно для здоровья, и свет клином на мясе не сошёлся. Проблему голода тоже можно решать различно. На совещании у антихриста, о котором говорится в романе Вознесенской, предлагались и другие меры – прямое уничтожение очагов голода (водородными бомбами) и изменение продовольственной концепции: если продовольствия для удовлетворения запросов потребителей не хватает, можно сокращать количество потребителей с помощью имеющихся ресурсов продовольствия, кое что в них добавляя (в романе предлагались средства для эвтаназии, но кто знает, что может использоваться в реальном мире?).

Честно говоря, страшно, когда художественное произведение о последних временах начинает сбываться у тебя на глазах.

На сайте:
http://culturolog.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=2548&Itemid=20

Почему при изобилии партий голосовать, в сущности, не за кого.

Оппозиция может быть конструктивной. Тот, кто принимает для себя такую позицию, допускает возможность сотрудничества  с властью. И не только по тем вопросам, которые инициировала оппозиция. Но и в рамках регулярной деятельности власти, – если то, что делает власть, выглядит разумно и целесообразно.
Почему при изобили партий голосовать, в сущности, не за кого.

Есть оппозиция, скажем так, принципиальная. На неё угодить сложно. И немудрено: она исходит из того, что власть надо менять, и чем быстрее, тем лучше. Поэтому хвалить или поддерживать власть нельзя: это её укрепляет. Отсюда следует нехитрое тактическое заключение: власть надо ругать всегда. Что бы она ни делала, она делает неправильно – недостаточно, неэффективно, несистемно и т.д.

И действительно, реальность на то и называется реальностью, что идеальные решения в ней не срабатывают практически никогда. Практика реализации оказывается не такой гладкой, как хотелось бы. А значит, всегда найдётся повод раскритиковать сделанное.

Казалось бы, у принципиальной оппозиции неистощимая кормовая база. Критиковать можно, не останавливаясь. Но с какого-то времени такая критика стала утомлять. Власть что-то делает – иной раз криво, неэффективно, затратно. Но ситуация меняется. Управляемость в государстве налицо. А что сделали представители оппозиции? Предъявить им нечего. И упрекнуть их, вроде, не в чем: не они у власти. Но и результата их присутствия в реальности тоже нет. Есть только слова. И слова эти кажутся пустыми.

Если бы они сотрудничали с властью в том, что достойно такого сотрудничества, отношение к ним было бы другим. Но тогда они были бы не принципиальной, а конструктивной оппозицией. С их точки зрения – продавшимися, соглашателями и т.д. Впрочем, они порою всё же участвуют в том, что делают власть. Но как! Как будто держат фигу в кармане. Мол, ты, власть,  всё равно делаешь плохо, но поскольку власть у тебя, то иначе ничего сделать вообще нельзя. А вот если рулила бы оппозиция, тогда всё было бы иначе – отлично было бы. А так, выходит то, что выходит… Ответственность за это – на власти. А мы заявили, что следует. Качество дел  ничего не стоит против качества наших слов. Вот такая подленькая позиция.
Джордж Бингем Сельский политик
Джордж Бингем "Сельский политик", 1849
Кто-то,  конечно, проголосует за оппозицию по привычке. Кто-то от безысходности: хочется перемен к лучшему, причём быстрых. Но устойчивой поддержки у оппозиции нет. Потому как  чувствуется лживость «принципиального» подхода. Оппозиция за все эти годы так и не повзрослела. Она не научилась работать на результат, вкладываться вместе с властью и отвечать за происходящее в стране. Ей хочется перетащить одеяло власти на себя, получить всё и сразу. И избежать критики. Она всегда стоит в позе обиженного мудреца, оставшегося не удел, но знающего истину. Не замечая, что этим она противопоставляет себя не только власти, но и реальной жизни страны.

И потому наша оппозиция от выборов к выборам только мельчает. Ещё несколько электоральных циклов, и оппозиции у нас вообще не останется.

http://culturolog.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=2562&Itemid=20
kulturolog_ia
Андрей Карпов
КУЛЬТУРОЛОГ
September 2016
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Сообщества

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Kenn Wislander